ФЭНДОМ


Снежинку разбудили топот и оглушительный визг. Кошечка подскочила на подстилке и обернулась на звук. 

Оказалось, что это Плескуша прыгает на месте, едва ли не взлетая к самому потолку детской. От криков сестры у Снежинки чуть не заложило уши. 

- Может, хватит? – прошипела она, недовольно скривившись. – Орёшь так, будто тебя терзает целая стая барсуков. 

- Ты не поверишь! – продолжала ещё громче Плескуша, не заметив её колкости и теперь нарезая круги по детской. – Клыкозубка сказала мне, что Ивозвёзд сегодня посвятит нас в оруженосцы! 

Снежинка испустила тихий вздох, закатив глаза. 

- Надо же, радость какая, - буркнула она еле слышно. 

Конечно, для её сестры – настоящий праздник, а вот для самой кошечки… При одной мысли о том, что нужно будет охотиться на рыбу, ей становилось как-то неприятно. «Рыба живёт в воде… - размышляла Снежинка, нахмурившись. – А Речные коты все до единого обожают плавать. Значит, мне это тоже должно понравиться. Сама я к рыбе не притронусь, но ради соплеменников можно попробовать половить…»

- А когда именно начнётся церемония? – поинтересовалась белая кошечка, дабы отвлечься от собственных мыслей. 

- Наверное, скоро, - Плескуша, взмахнув полосатым хвостиком, выглянула из детской, а потом вылезла на поляну, ничего не сказав Снежинке. 

«Неужели прямо сейчас?» - озадачилась младшая сестра, покидая палатку следом за ней. 

Лагерь гудел, словно пчелиный рой. Воины, расположившись в центре поляны, глядели, как серый Ивозвёзд становится подле своей палатки, выискивая взглядом будущих учениц. Заметив Плескушу, он кивнул ей, а на Снежинку не обратил особого внимания. Та лишь сильнее выпрямилась, стараясь не подавать виду. 

Тут к кошечкам подошла Клыкозубка. 

- Ох, деточки, вы стали такими большими… - начала она, но Снежинка не вслушивалась в её речь. И так было ясно, что королева сейчас начнёт выражать свою радость по поводу их посвящения в ученики… «К тому же, чего ей не ликовать? – Снежинка заметила, что с мордочки Клыкозубки так и не сходит счастливая улыбка. – Она ведь сегодня покинет детскую вместе с нами и, наконец, приступит к выполнению воинских обязанностей». 

Кошечка осматривалась, пока Ивозвёзд дожидался оруженосцев, возвращающихся в лагерь. Выяснилось, что Снежинка проспала до полудня. Солнце уже высоко стояло в небе, то скрываясь за пушистыми облаками, то выглядывая из-за них. Все кустики, палатки, камыши – всё было почти таким же, как и несколько лун назад; вот только сезон Листопада уже вступил в свои права. Листья облетели и, сгоняемые на островок холодным ветром, усыпали лагерь. Снежинка бросила взгляд на далёкую реку, кое-где видневшуюся из-за камышей, и поёжилось. Почему-то никакого восторга при виде воды она не испытала. 

- Эй, мелочь, заканчивай витать в облаках! – Плескуша бесцеремонно пихнула Снежинку лапой. 

Раздражение стаей муравьев проползло под шкурой белой кошечки. Как смеет сестра и сейчас называть её маленькой, когда их обоих собираются посвятить в оруженосцы? 

- Замолчи и жди, что скажет предводитель, - неожиданно злобно вырвалось у неё. 

- А ты мне не указывай, что делать, - в тон сестре отвечала Плескуша, даже не поворачивая к кошечке головы. 

Снежинка и сама не понимала, что на неё нашло. Младшая собиралась было извиниться за резкость, как вдруг Ивозвёзд начал торжественную речь, которую предводители всех племён произносили уже множество лун подряд: 

- Сегодня пришла пора посвятить в оруженосцы наших котят – Плескушу и Снежинку. – Белая кошечка сама не заметила, как заволновалась: она вцепилась коготками в землю, боясь дышать. Сердце Снежинки на миг замерло, а затем пустилось вскачь с неистовой силой. Кошечка даже испугалась, как бы чуткие уши соплеменников не уловили её испуганного сердцебиения. 

Предводитель Речного племени тем временем продолжал: 

- Плескуша! – Полосатая кошечка выбежала вперёд, уставившись на Ивозвёзда круглыми голубыми глазами. – Я даю тебе новое имя, и с сегодняшнего дня ты будешь зваться Плесколапкой. Усердно постигай великий Воинский закон, доблестно защищай своё племя. – Затем серый кот высмотрел кого-то в толпе и громко, чётко проговорил: - Дождегрив! Ты станешь наставником Плесколапки. Научи свою ученицу всему, что знаешь сам, передай ей свою ловкость и преданность. 

Снежинка покосилась на серого молодого кота, который весь словно засиял, услышав слова Ивозвёзда. Он бегом вылетел из толпы, подскочил к не менее радостной Плескуше… то есть, уже Плесколапке. Дождегрив наклонил голову, прикоснувшись носом к аккуратному коричневому носику ученицы. Всё племя завопило на разные голоса: 

- Плесколапка! Плесколапка! – Восторженные возгласы котов прорезали холодный воздух. Снежинка тоже принялась выкрикивать новое имя своей сестры, и вскоре её тоненький голосок смешался с воплями соплеменников. 

Синий взор Ивозвёзда упал на белую кошечку. Сердце той ухнуло вниз и отчаянно заколотилось где-то в животе. «Сейчас и я стану ученицей… Кого же мне выберут в наставники?» - Снежинка пробежалась глазами по толпе воителей, но гадать было уже некогда. На негнущихся от волнения лапах она подошла к Ивозвёзду и замерла, дожидаясь его дальнейших слов. 

- Снежинка! – начал предводитель, украдкой переглянувшись с Клыкозубкой. – Я даю тебе новое имя. Теперь ты будешь зваться Снеголапкой. – Кошечка выдохнула, стараясь сделать это как можно незаметнее. Но то, что произошло дальше, ей не очень-то пришлось по душе. – Космач! Ты станешь наставником Снеголапки. Воспитай в ней ту же смелость, какая присуща тебе самому. 

Вперёд проковылял далеко не молодой кот с иссиня-чёрной длинной шерстью, исчерченной кривыми полосками боевых шрамов. Мутные глаза Космача остановились на Снеголапке. Та внутренне сжалась. «Нет, ну почему он?» - хотелось завыть юной ученице. 

Она терпеть не могла этого воина. Космач был недружелюбен, в общем-то, ко многим соплеменникам, редко с кем заговаривал, даже охотился и дичь поедал в гордом одиночестве. Подруги у него не имелось («Да какая сумасшедшая кошка станет с таким водиться?» - думала белая кошечка). Космач, видимо, не больно жаловал котят и частенько рычал на сестёр, когда тем было от силы пару лун. На Снеголапку он обратил внимание всего один раз – когда выяснилось, что рыба ей не по вкусу. Тогда этот суровый воин посмотрел на неё с таким презрением, будто перед ним был кусок падали, а не котёнок. 

«И чем только думал Ивозвёзд, когда выбирал мне наставника?» - обречённо вздохнула Снеголапка, решительно отметая от себя неприятные сердцу воспоминания. 

Космач тем временем подошёл к кошечке вплотную. Едва их носы соприкоснулись, как мордочку Снеголапки опалило зловонным дыханием наставника. Она поспешно отодвинулась, изо всех сил стараясь не скривиться. 

- Снеголапка! – первой подала голос Клыкозубка. Племя подхватило её крик, но от юной ученицы не укрылась нечто важное: не все соплеменники выкрикивали имя кошечки. Громче всех вопили тёмно-серая королева и Янтарь, Плесколапку и остальных почти не было слышно. 

«Хм, хорошо меня поддерживают, ничего не скажешь», - насмешливо пронеслось в голове Снеголапки. 

Космач даже не поздравил её. Просто молча отступил назад и уставился куда-то вдаль, больше не взглянув на свою ученицу. 

Плесколапка, пошевелив ушами, переглянулась с Дождегривом:

- Ну что, покажешь мне территорию? 

- Обязательно, - важно кивнул серый кот и, завидев за спиной мрачной Снеголапки не менее недовольного Космача, осторожно предложил: - Может быть, пойдёте вместе с нами? 

- С удовольствием, - процедил наставник Снеголапки. 

Тем временем злость на Ивозвёзда поутихла, сменившись радостным возбуждением. «Ура, уже совсем скоро я увижу всю территорию Речного племени!» - ликовала белая кошечка, потрусив следом за сестрой. 

Дождегрив неспешно шагал первым. Рядом с ним пристроилась Плесколапка, сверкая любопытными глазами. За ними тяжело ковылял Космач. Снеголапка уже давно приметила, что он прихрамывает, припадая на левую переднюю лапу. «Должно быть, получил травму в сражении», - догадалась она. 

День был великолепный, несмотря на порывы холодного ветра и тучи, то и дело проплывающие по небу над головами котов. Солнце слепило глаза Снеголапки; она жмурилась, отворачиваясь, разглядывала землю под лапами и обходя камни. 

Утопая в ворохе опавшей листвы, наставники и их ученицы приблизились к краю острова. 

- Перейдём реку вброд, - спокойно сказал сёстрам Дождегрив. – Плавать вы ещё не умеете, так что рисковать не станем. 

Космач что-то пробубнил, но Снеголапка так и не разобрала слов. Она устремила взгляд на реку - и обомлела от ужаса. Страх зародился в душе кошечки. Её даже в жар бросило при виде потока бурлящей воды. «Тише, успокойся!» - пыталась ученица совладать с паникой, но ничего не получалась. Казалось, будто из реки вот-вот выскочит какое-нибудь диковинное чудовище вроде гигантской хищной рыбы, или же сама вода поглотит несчастную Снеголапку, увлекая на дно… 

- Чего ты встала? – раздался резкий окрик Космача. Ученица тут же встрепенулась, помотав головой. – Иди дальше, нечего задерживаться! 

«Легко тебе говорить», – собралась огрызнуться Снеголапка, но вовремя прикусила язык. Не хватало только поссориться с наставником сразу после посвящения в оруженосцы! 

Перед взором Снеголапки предстала цепочка тёмных булыжников, торчавших прямо из воды. К счастью, до берега оказалось не так далеко, как сначала показалось ученице. «У страха глаза велики», - невольно вспомнились ей слова Клыкозубки. 

Первой полоску воды преодолела Плесколапка, вот только она отчаянно запротестовала: 

- Да ну вас! Я лучше переплыву, так будет гораздо быстрее, - и плюхнулась в реку, окатив соплеменников тучей брызг. Ледяные капли попали на белоснежную шерсть её младшей сестры. Та едва удержалась от желания завизжать и броситься бежать отсюда как можно дальше. 

- Плесколапка! – всполошился Дождегрив, бросаясь за ней. Но полосатая ученица уже гребла лапами, стремительно приближаясь к берегу. Конечно, плыть у сестры Снеголапки получалось не так быстро и плавно, как это делали взрослые Речные воины, но она явно была горда собой. Плеколапка громко кричала наставнику и Космачу: 

- Видели? Я уже умею плавать! – Она с трудом выбралась на противоположный берег, отряхивая мокрую шерсть. 

Дождегрив в мгновение ока перебрался через реку по камням и сердито зашипел на ученицу: 

- Почему ты меня не послушала? 

- А разве что-то произошло? – невинно захлопала глазами Плесколапка. И правда, почти ничего: она только промокла и слегка подустала сражаться с водой, а потому теперь пыталась справиться с одышкой. 

- А если бы ты утонула или пострадала, - гнул свою линию её наставник, - то мне бы досталось от Ивозвёзда… 

- Ничего не случилось, - гораздо твёрже повторила Плесколапка, - я в полном порядке, ясно? – Она обернулась к сестре, неуверенно застывшей возле кромки воды. – Эй, Снеголапка, давай сюда! Знаешь, как здорово в реке плавать? 

А Снеголапка была сама не своя - она боялась так, что не могла шевельнуться. «Ну же, надо идти!» - подгоняла ученица себя. Кошечка не собиралась добираться до берега вплавь, как сестра, но и ступить на камни, едва показывавшиеся из воды, стоило ей немалых усилий. 

Шажок за шажком Снеголапка продвигалась дальше, панически боясь хоть немного замочить шерсть. Скользкие камни уходили из-под лап, приходилось крепко впиваться в них когтями и идти медленно, чтобы, упаси Звёздное племя, случайно не шлёпнуться в реку. При одной мысли о воде, заключающей её в свои ледяные объятия, у ученицы голова шла кругом. 

«Наконец-то!» - подумала Снеголапка, когда достигла берега. У неё даже лапы подкосились от облегчения, когда она спрыгнула на твёрдую землю подле Плесколапки. 

- Фи, улитка-тихоход, - фыркнула сестра белой кошечки, насмешливо глядя на неё. – Я бы перешла реку по камням в сто раз быстрее тебя! 

- Плесколапка, - грозно шикнул на ученицу Дождегрив, сверкнув глазами. Та смолкла, а Снеголапка видела: полосатой кошечке хотелось сказать что-то ещё, однако она пока не решалась. 

Дальше группа котов отправилась вдоль берега, и Дождегрив с Космачом принялись показывать сёстрам земли Речного племени. 

- Видите впереди пастбище? – поинтересовался серый воин, указывая хвостом вдаль. Снеголапка, сощурившись, заметила за холмом деревянные домики Двуногих и ограждения вокруг них. До котов доносились разнообразные звуки: мычание, топот копыт, крики, лай собак… 

- Там находится граница с племенем Ветра, - проскрипел чёрный кот, неодобрительно взглянув на пастбище. 

- И мы туда не пойдём, - добавил Дождегрив, разворачиваясь обратно. – Помнится, Ивозвёзд недавно предупреждал племя о стае собак, которые сейчас как раз бродят возле пастбища… 

Ученицы синхронно кивнули и засеменили следом за воинами. Снеголапка, с интересом вертевшая головой по сторонам, заметила вдали островок и высокий, облетевший дуб, одиноко высившийся посреди клочка земли. 

- Что это? – спросила она у Космача. Ответил кошечке наставник Плесколапки: 

- Остров Советов. Кстати, Совет состоится совсем скоро, и вас, как новых учениц, обязательно возьмут с собой, чтобы представить соседним племенам, - добавил Дождегрив, дабы поднять сёстрам настроение. На Снеголапку эти слова не особо подействовали. 

- Побежали к границе с племенем Теней, она должна быть где-то впереди! – взвизгнула Плесколапка, обгоняя наставников. Снеголапка со вздохом бросилась за ней. 

Снова им пришлось перебираться через реку, которую Снеголапка успела проклясть уже несколько раз за этот короткий отрезок времени. К великому сожалению кошечки, страх перед водой никуда не делся, и списать его на первые впечатления было нельзя. «Да что со мной творится? – мысленно вопрошала Снеголапка, осторожно перебираясь по камням. – Я же Речная кошка, в конце концов!» 

Ученицы добежали до границы. В нос белой кошечке ударил резкий, кисловатый запах племени Теней. 

- Ну и вонь, - прошипела ей на ухо Плесколапка. 

Затрещали ветви кустов, и Космач с Дождегривом вышли на поляну. Снеголапка тем временем разглядывала широкую Гремящую тропу, запах который был настолько противным, что в горле першило. За дорогой виднелись редкие сосны и ели, а также какое-то гладкое брёвнышко, спускающееся к озеру. 

- За этой Малой Гремящей тропой располагается территория Сумрачных котов, - охотно пояснил наставник Плесколапки. Снеголапка же приметила, что Космач поглядывает на чужие земли, пожалуй, слишком уж сурово. – Вон там – Полумостик… 

Снеголапка, далее не слушая Дождегрива, продолжала осматриваться и понемногу осознавала, что родная территория ей не нравится всё больше и больше. В чём же заключалась проблема? «Вода, вода… Здесь слишком много воды!» - решила ученица, содрогнувшись при воспоминании о бурном потоке. Если Снеголапка побаивалась узкого ручейка, протекающего возле лагеря, что тогда говорить о реке… «М-да уж… Терпеть не могу рыбу, а при виде воды едва помню себя от страха. Какая же из меня Речная кошка?» - недоумённо размышляла юная ученица, остро чувствуя нарастающую в душе тревогу.